В преддверии старта очередного Летнего первенства Москвы официальный сайт академии «Спартак» обсудил с директором Академии Дмитрием Сидоровым и главным тренером Владимиром Бодровым первую серию из запланированных в этом году для спартаковских команд международных турниров. Однако получился разговор о вещах куда более глобальных.

— На 2018 год запланировано участие команд Академии в довольно большом количестве международных турниров, в том числе довольно серьезного уровня. И первая их часть уже позади. Каковы итоги?

— Такие соревнования очень полезны для определения правильности вектора нашего развития, они помогают выявить имеющиеся проблемы, — рассказывает Дмитрий Сидоров. — И на сегодняшний момент они показывают, что нам необходимо работать над вопросами физической подготовки — в техническом и тактическом смысле наши ребята выглядят не хуже сверстников из других стран. Очень показательны были в этом смысле турниры в ЮАР и Испании, в которых участвовали наши старшие команды, 2001 и 2002 годов рождения.

Иногда выступление на международной арене не просто дает пищу для размышлений, а становится щелчком по носу, какого не получишь, играя с одними и теми же командами даже в самых серьезных российских соревнованиях. Но мы не ограничиваемся поездками на турниры.

— Что вы имеете ввиду?

— Каждый год наши тренеры изучают работу коллег, стажируясь в ведущих европейских академиях. Это позволяет совершенствовать тренировочный процесс, внедряя то, что может быть полезно в наших условиях.

Очень удачными в этом смысле были два предыдущих года, когда мы познакомились с работой академий «Боруссии» из Менхенгладбаха, итальянских «Торино» и «Ювентуса», загребского «Динамо», льежского «Стандарда». Кроме того, мы узнали, как работают «Интер» и «Аталанта» в ходе визита, приуроченного к матчу юношеской лиги УЕФА между нашей и миланской молодежками.

И вопросами физической подготовки озабочены не только мы. Поразило, например, что в Италии отдельный тренер по этому направлению работает с каждой возрастной категорией. Только в этом компоненте мы, пожалуй, проигрываем европейским коллегам.

— Уже были предприняты какие-то конкретные шаги для того, чтобы изменить ситуацию?

—  Мы начали совместную работу с компанией Nike, — рассказывает Владимир Бодров. — Теперь дважды в неделю в утренние часы ребята двух старших возрастов, 2001 и 2002 годов рождения, кропотливо работают над развитием физических данных: скоростно-силовых показателей, выносливости и прочего. Задача заключается в том, чтобы наши футболисты могли работать с мячом и менять направление движения без потери скорости — именно это умение демонстрируют ведущие игроки мирового уровня.

Отстаем мы в этом компоненте, на самом деле, не так уж сильно. Но если не взяться за решение проблемы сейчас, то расстояние, разделяющее нас, превратится в пропасть. Зато если удастся их решить, это приведет к качественному скачку в развитии наших футболистов.

Кстати, именно вопросам физической подготовки европейцы уделяют основное внимание при индивидуализации тренировочного процесса. Можно сказать, есть довольно заметный крен в эту сторону при работе с ребятами 13-14 лет. До этого возраста же, в основном, шлифуются и доводятся до автоматизма тактические и технические навыки.

— Но Вы упомянули о том, что с тренерами Nike сейчас занимаются только два старших возраста воспитанников Академии.

— Мы также ввели в штат дополнительного специалиста в этой области, Ольгу Смирнову, ранее работавшую с Nike. Именно этот шаг позволит расширить возрастные рамки в работе с физической составляющей.

— Почему именно Nike?

— Мы достаточно серьезно изучили и опыт зарубежных академий, и предложения на нашем рынке. Программы, по которым сейчас ведется работа с нашими ребятами, известны во всем мире, и не только апробируются, но и дают результаты в различных видах спорта. Кстати, один из представителей компании достаточно тесно сотрудничает с тренером по физической подготовке Криштиану Роналду.

— И все же в ЮАР и Испании наши ребята испытывали определенные сложности именно с «физикой».

— Да, сейчас наблюдается некоторый спад в плане результатов — ребята находятся под непривычными нагрузками, к которым не все из них оказались готовы. Можно было отправить команды на турниры более «свежими» и показать более высокие результаты. Но кому будут интересны занятые ими места через год-два, если они будут уступать сверстникам, выступая в той же Юношеской лиге УЕФА?

— Получается, текущие результаты приносятся в жертву ради того, чтобы поставлять молодежному составу лучше готовых физически игроков?

— Верно, — вновь включается в беседу Дмитрий Сидоров. — И я уже говорил об этом в одном из интервью. Мы уже выигрывали турниры самого различного уровня, теперь пора переходить на следующий этап развития.

Да, временами придется жертвовать результатами, давая максимум нагрузки, чтобы в итоге выпускать игроков более высокого уровня. Но это нужно сделать, потому что даже «Спартак»-2001, который, по нашему субъективному мнению, является сильнейшим в России по своему возрасту, в «физике» пока уступает сверстникам из ведущих футбольных держав. Наличие этой проблемы подтвердили, в том числе, матчи Юношеской лиги УЕФА. И речь не о результате, которого иногда можно добиваться за счет индивидуальных действий или морально-волевых качеств.

— На какие еще аспекты, кроме работы по физической подготовке игроков, обратили внимание, когда изучали работу коллег за рубежом?

— Довольно существенным и важным является различие в системе набора игроков. В ведущих европейских академиях футболистов принимают на обучение с 9-10 лет, в редких случаях с 8. И не боятся это делать, учитывая статистику, которая говорит, что вложение сил и средств в команды младших возрастов в той форме, в какой это принято в России, не приносит нужного результата.

В нашей же стране возрастная планка постоянно понижается; отчасти потому, что работа ведется по старинке, отчасти по причине высокой конкуренции. Например, в Москве каждая школа старается закрепить за собой выделяющихся на общем фоне ребят как можно раньше.

При этом серьезный отсев в Европе, как и у нас, происходит в возрасте 12-13 лет, на этом этапе команда может обновиться практически полностью. В той же «Барселоне» далеко не все из тех, кто набирается в команду, доходят до выпуска. Связано это, прежде всего, с возрастными изменениями. А ведь это лучшие ребята, собранные селекционерами по всему региону!

— Откуда же берутся мальчишки, которые в итоге оканчивают эти футбольные Академии?

— Они начинают заниматься в центрах начальной футбольной подготовки (таких, как появившийся у нас Spartak City Football Academy) и дружественных этим академиям школах вроде наших школ-партнеров. А дальше либо родители приводят ребенка заниматься в тот клуб, за который болеют они сами или юный футболист, либо его находят скауты и селекционеры, которых у ведущих европейских школ в среднем в 3-4 раза больше, чем у нас, по 70-80 человек.

Сейчас мы много работаем, стараясь усовершенствовать работу в этом направлении, чтобы не отрывать детей от привычной среды, в которой они, смогут рядом с домом и родными приобретать основные навыки, получая удовольствие от процесса, чтобы в более позднем возрасте осознанно приступать к профессиональной подготовке.