Когда речь заходит о работе футбольной академии, скауты всегда остаются немного в стороне, хотя их профессия не менее интересна, чем тренерская или менеджерская. В интервью клубному изданию Денис Николаевич Машкарин рассказывает об особенностях селекционной работы в детско-юношеском футболе и вспоминает свою армейскую карьеру.

— Денис Николаевич, начать интервью с автором гола в ворота «Барселоны» логичнее всего с игровой карьеры. Несмотря на то, что родом вы из Санкт-Петербурга, можете ли сказать, что армейский клуб стал для вас родным?
— Безусловно, это ключевой клуб в моей карьере. Когда меня звали из «Зенита» в чемпионскую команду, звонил сам Павел Фёдорович Садырин. Получилось забавно: мне только-только Юрий Андреевич Морозов сделал отсрочку от армии на пять лет, и тут звонят из ЦСКА! Я понимал, что в плане профессиональной карьеры, развития как игрока, предложение было интересным. Здесь играли мастера, которые выиграли чемпионат и Кубок СССР, были собраны классные футболисты. Понимал, что даже если не буду сразу играть, то, тренируясь с ними, буду прогрессировать. Но я достаточно быстро завоевал место на поле, был одним из самых молодых в составе. ЦСКА дал мне очень многое как в профессиональном, так и в жизненном плане.

— Вы провели в команде несколько лет, которые сложно оценить однозначно. С одной стороны, была та легендарная победа над «Барселоной» с вашим голом, с другой — за этот период не выиграно ни одного титула, хотя три года подряд ЦСКА играл в финале Кубка. Как сами оцениваете этот отрезок?
— Потенциал в то время у команды был очень высокий, просто в силу молодости мы его не использовали. Три года подряд попадали в финал Кубка, но два раза проиграли по пенальти и один раз в основное время. Плюс в 1996 году претендовали вместе с «Аланией» и «Спартаком» на чемпионство за три тура до конца, но из оставшихся матчей проиграли два. Не хватило именно опыта, чтобы добиться титулов.

— Зато было много ярких и запоминающихся матчей. Как, например, в том самом 96-м — именно вы забили победный гол в ворота «Динамо», сегодняшнего соперника армейцев…
— Да. Матч складывался в нашу пользу, мы повели со счетом 2:0, контролировали игру. Но во втором тайме упустили концентрацию, и динамовцы сравняли. Конечно, нам не хотелось играть вничью. В одной из последних атак решил пойти вперед, хотя ситуация не предполагала подключения центрального защитника — действовал по интуиции. Дима Хохлов обыграл двух соперников и вывел меня пасом один на один со Сметаниным. Я правильно оценил ситуацию, пробил в угол. Забил в добавленное время, команда выиграла, все были довольны!

— Чем вы занимались после окончания игровой карьеры? Почти все ваши партнеры по ЦСКА посвятили себя тренерской деятельности. Почему не пошли по той же стезе?
— Тренером я себя не видел, это сложная, нервная работа, отнимающая 24 часа в сутки семь дней в неделю. Я себя видел больше клубным менеджером. Но после окончания карьеры работал футбольным агентом, пытался помогать футболистам трудоустраиваться, решать их бытовые вопросы. Этой деятельностью я занимался пять лет. Работа тоже непростая, не совсем мне нравилась, меня привлекала возможность работать в клубной структуре. Так сложились обстоятельства, что, когда я привел в ПФК ЦСКА Лайонеля Адамса, познакомился с руководством — в частности, с Романом Юрьевичем Бабаевым. Я предложил свою кандидатуру в селекционный отдел. Меня взяли на испытательный срок, с которым я успешно справился.

— Ваша зона ответственности — академия и молодежная команда. Как работает селекция на детско-юношеском уровне?
— Мы с коллегами много ездим, просматриваем турниры не только в Москве, но и в других регионах. Отыскиваем юные таланты по всей России, привозим на просмотр в нашу академию. Затем уже принимается коллегиальное решение, зачислять игрока или нет. Решают совместно директор, тренер и селекционер.

— В каком возрасте сложнее отыскать талант: в юном или, наоборот, когда ребята уже постарше?
— Ближе к выпуску. Хотя в этом возрасте уже более понятно, какие у футболиста есть перспективы. Но есть серьезная конкуренция со стороны других топ-академий. К этому возрасту практически все лучшие юноши привлечены в ту или иную школу высокого уровня. Поэтому чем старше возраст, тем меньше остается потенциальных новичков.

— Несмотря на большую конкуренцию все равно часто удается успешно совершить переход. Благодаря каким факторам?
— ПФК ЦСКА — серьезный бренд. Тут отличные условия. Плюс селекционный отдел проводит качественную работу, как и все другие службы клуба и академии. Конечно, играет большую роль и тот факт, что в первой команде уже несколько лет дают шанс игрокам из академии. Родители ребят внимательно следят за такими вещами, видят, что наш клуб уделяет особое внимание школе, многим дается шанс попробовать себя в главной команде. Отдавая ребенка к нам, они понимают, что шанс заиграть в первой команде больше, чем в других клубах.

— Нас постоянно спрашивают, в том числе в социальных сетях: что нужно сделать ребенку, чтобы его заметили селекционеры ПФК ЦСКА и пригласили на просмотр в школу? Что посоветуете как человек, непосредственно занимающийся этой работой? 
— Яркого мальчика селекция заметит в любом случае. Надо участвовать в турнирах, чемпионатах города и регионов. Чтобы было больше шансов попасть «на карандаш» к селекционеру, надо участвовать в как можно большем количестве турниров. Если это талантливый ребенок, с качествами, которые позволяют рассматривать его как потенциальное усиление в первую команду, его обязательно заметят.

— Помимо селекции по школе вы при необходимости помогаете в работе по основе, смотрите тех или иных игроков. Какой переход самый значимый из тех, в которых вы поучаствовали?
— Наверное, трансфер Ахмеда Мусы. Однажды мы с бывшим коллегой полетели на молодежный чемпионат мира в Бразилию, где были все лучшие сборные U-20. Просматривая игру сборной Нигерии, заметили футболиста, который выделялся очень высокой скоростью. Понятно, что он был сыроват в техническом оснащении. Но, как показало время, мы не ошиблись, его переход помог клубу впоследствии добиться больших успехов и в спортивном, и в финансовом плане.

— Из тех, кто сейчас находится в первой команде, в чьем еще переходе участвовали?
— Мы с коллегами хорошо сработали по переходу Виталия Жиронкина. Даже привлекли в качестве эксперта Михаила Васильевича Христича, который по нашей просьбе ездил в Тольятти посмотреть и оценить игрока. Его отзыв был очень позитивным, мы продолжили работу по Жиронкину, и он оказался у нас.

— А в молодежной команде много футболистов, чьему переходу вы поспособствовали?
— Тигран Аванесян, Егор Шаповалов, Александр Сильянов, Илья Востриков, Николай Зириков, Данила Янов, Данила Савиных. Плюс там много игроков, которых привели коллеги по селекционному отделу. В молодежке большая группа игроков, которые были замечены на различных турнирах и приглашены в Москву, и это показатель достаточно качественной работы.

— Как мы знаем по трансферному рынку, есть сделки, которые заключаются быстро, а есть те, которые затягиваются по тем или иным причинам. Как дела обстоят с переходами в детско-юношеском футболе? Насколько трудно их осуществить?
— Сложность может заключаться в том, что процесс может затянуться надолго. Надо постоянно держать контакт с родителями. В какой-то момент они могут быть готовы, потом берут паузу, и так далее. Скажем, полузащитника Тиграна Аванесяна мы вели два года. Мы постоянно были на контакте с его тренером в «Балтике», с родителями, привозили его на просмотр. Тренер в какой-то период считал, что игроку переезжать в Москву было рано, и родители ему доверяли в этом вопросе. Но мы понимали, что конкуренты не дремлют, и пока он был в «Балтике», к нему проявляли активный интерес и две московские топ-академии, и питерская. В таких условиях всегда непросто долго вести игрока. Но все сложилось благополучно.

Еще сложным был переход Ивана Злобина, который сейчас стал вторым вратарем в «Бенфике». У него было много предложений после чемпионата России. В нашу пользу сыграла хорошая вратарская школа армейцев, плюс тот факт, что у нас работал известный специалист Вячеслав Викторович Чанов. По нему тоже была серьезная конкуренция. Но парень выбрал нашу школу, и мы дали ему дорогу в большой футбол.

— В таких сложных переходах наступает момент, когда вы оцениваете, стоит ли игрок того, чтобы и дальше тратить столько усилий? 
— Нет, если мы изначально оценили, что игрок нам нужен, то каждый вариант стараемся довести до конца. Если у игрока есть перспектива дорасти до первой команды, то мы стараемся осуществить его переход, сколько бы времени и сил это ни заняло.

— Правильно ли мы понимаем, что при поиске кандидатов главным критерием является то, способен ли он усилить первую команду, а не необходимость усилить юношескую или молодежную команду прямо сейчас?
— Да, мы делаем акцент на этом. Мы пытаемся искать усиление в перспективе для главной команды. Результаты школы не так важны, как рост игроков и то, чтобы футболист дошел до основы. Думаю, учитывая, сколько игроков академии за прошедшие несколько сезонов доросли до первой команды, это правильный путь.

— После возвращения в клуб вы трудитесь в ПФК ЦСКА уже семь лет. Насколько вам здесь комфортно?
— Пять лет я играл за ЦСКА, семь лет уже работаю селекционером. Клуб без преувеличения стал родным. Даже выступая за другие команды, я понимал, что как футболист состоялся именно здесь. Благодарен, что судьба свела меня с этим клубом. Счастлив работать здесь, чувствую поддержку. Плюс здесь семейная атмосфера, причем это касается не только нынешних сотрудников: по-прежнему дружу со многими из тех, с кем вместе играл за красно-синих, они переживают за клуб. К руководству можно обратиться с совершенно любыми проблемами, и здесь всегда выслушают. Я получаю удовольствие и понимаю, что нахожусь на своем месте.

Петр Геллер